URL
23:46 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Случайное слово. Случайная встреча.
Шампанским? Нет, счастьем запенился вечер!
Легки разговоры. От легких касаний
На крыльях уносит в пределы мечтаний.

И в этих пределах сияют как звезды
Глаза. Как вернейший ответ на вопрос ты.
И с этим ответом раскрылись вновь крылья.
И то, что мечталось, вдруг сделалось былью.

О ведьма-кицунэ! Из странствий далеких
Мой путь вёл к тебе и коней легконогих
Без счёта сменял я в погоне за светом
И ныне стою, наслаждаясь ответом.

Мой меч и перо, мои мысли и слово
Тебе отдаю. Мое сердце готово
Забиться, как птица, в объятиях пальцев
И рядом с тобою на веки остаться.

14:03 

Посвящение Галичу

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Ответом на вызов.


Мне садится на плечо ворон
Его клёкот сквозь прибой слышен
И не буду я на суд скорым
Скоры, знаете ль у нас мыши

Пусть твой мир лишь в пять шагов кряду
Нынче этого уже вволю
Пусть предложат выпить мне яду
Не предам поэта я долю

И услышат голос наш звонкий,
И вблизи и далеко - равно!
Только тот, на чувство кто тонкий
В состоянии принять правду

Галич, в боли ты мой брат! В мире
Нас таких всего лишь горсть? Хватит!
Как терновому венцу - лире
Отдан тот, кто за грехи платит.

16:12 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Неумелый поэт,
Я пытаюсь пробиться сквозь строки:
Через сонмы планет,
Через вязь дней и лет,
Что подводят итоги.

Утопаю в словах,
Только нет с изобилия толка:
В неумелых руках
Обращаются в прах,
Иль в насмешку и только.

И попытки сказать -
Просто эхо пустого колодца.
И опять, и опять
Восстает сердца рать.
И внутри оборвётся...

12:53 

Позволь, я расскажу

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Позволь я расскажу

Позволь я расскажу о прошлом.
О своём прошлом расскажу.
О всём смешном, любимом, пошлом,
О том юнце неосторожном,
Что душу не отдал ножу.

Позволь я расскажу о боли.
О своей боли расскажу.
О счастье, что сильней неволи,
Пустых скитаньях в сей юдоли,
Что нас приводят на межу.

Позволь я расскажу о счастье.
О своём счастье расскажу.
О луче света сквозь ненастье,
Что не даёт себя проклясть, и
Поднимет к неба этажу.

Позволь я расскажу о дружбе.
О своей дружбе расскажу.
Ни капли не подобна службе,
И обходительность нам чужда.
Что ж, никого я не держу!

Позволь я расскажу о чести.
О грузе чести расскажу.
Коль довелось идти нам вместе,
Клянусь на этот самом месте,
Что не предам тебя ножу!

Позволь я расскажу о... впрочем!
О нас не стану говорить.
Ведь говор мой пуст и порочен,
Обиден и ничуть не точен...
Но все же смею я любить.

17:30 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Небу равно смешны
И протест, и смиренье аскета.
Посылает нам сны,
Одаряет терновым венцом.
Этот путь мы пройдём,
И дорога надеждой согрета.
Не кончаемся мы,
Не окончилась песня, не спета...

В небе равно глухи
На молитвы и клятвы. Ответа
Не найдут пастухи:
Только факел мерцает во тьме.
И в прекрасном огне,
Как цветок, дожидаешься лета.
Словно листья стихи.
Но не кончилась песня, не спета...

Небо равно страшат
И любовь, и отсутствие света.
Выливает ушат,
Испытаний, беды и вранья.
Словно крик воронья,
Словно где-то упала монета,
Бьет тревожно набат.
Продолжается песня, не спета.

Что нам рай или ад?
Продолжается песня, не спета.
В вихре нот мельтешат
Мои мысли, надежды, мечты.
Мы одни - я и ты,
И дорога надеждой согрета:
Из роскошных палат
На четыре все стороны света.

00:14 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Ах, как бы я хотел сложить слова достойно,
Что б сразу всем открыть, как славно на душе!
Но до смерти боюсь, что выйдет непристойно.
А все же мне смолчать не суждено уже.

Из пепла феникс вспрял, в него дух обратился.
Хотя, казалось бы, сгорело все давно.
Я встречею одной стократ обогатился!
И это говорит, поверьте, не вино!

Да, шут я, да, дурак - скрывать мне нет причины.
Я тот, какой я есть. Мне ведомо одно:
Счастливее меня сегодня нет мужчины!
Пусть даже наперёд ничто не решено.

И это не обман - всего лишь ощущенье,
Что было все не зря, что выверен итог.
Мне только бы принять слепой судьбы решенье.
А выразить все враз не хватит сотни строк.

18:53 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
А в жизни есть ещё азарт:
Столкнув, как в детстве, две машинки
Смотреть, что будет. Сдав пять карт
Мечтаешь выиграть по старинке.

Пусть ставка - жизнь. Зато успех
Приносит счастьем дивиденды.
Лишь помни - пессимизм есть грех,
И не мечтай жить на проценты.

Но страх силён, но страх жесток!
Ответ ведь прост: из всех возможных
Есть да иль нет. Так на восток
Не сядет солнце. Кроме ложных.

Коль жить в мечтах не вариант
Тебе приходится раскрыться:
Вот на столе лежат пять карт,
И с них глядят родные лица.

И сделав ход смиренно ждёшь
Быть может будет карта бита
Быть может нет. И ты найдёшь
То счастье, что давно забыто.

12:23 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Я не ангел. Я опыт. Я гавань.
Я давно уж покинул полки.
И твоё неотъемлемо право
Разорвать душу мне на куски.

От бессилия ветер ярится,
И печаль опаляет виски.
Это тяжкая участь провидца -
Сжечь себя, коль не видно ни зги.

Да, ошибки творим мы умело.
Принимаю твои как свои.
Но кому есть до этого дело?
Этот мир был взращён на крови.

Иступляется меч в сражениях.
Словно кружево стала броня.
Наблюдаю за птиц кружением.
Где ты, ворон последнего дня?

Собираю себя из осколков
И встаю. Эта битва - моя.
Я пройду под огнём кривотолков,
И когда-то наступит заря.

И за вечность впервые с тобой
Я смогу поделиться судьбой.

23:42 

О лжи и правде

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
О лжи и правде

Обмана благородное искусство,
К моим годам я так и не освоил.
За тем холмом, скажу, конечно пусто.
И вовсе там не встало войско строем.

Мне лгать умело явно не под силу.
Но люди врут, я это знаю точно.
И твердь передо мной подобна илу:
Не верю, если не проверю очно.

Но много ль я проверю, неумёха?
Не отличив обман от недомолвки,
Я вам поверю. Так смешная кроха,
Поверит пастуху, что крикнет «Волки»!

Так что, обман — святая норма жизни?
Лекарство? Нерушимый щит от боли?
Позвольте не поверить. В этой тризне
Я не приму написанной мне роли.

Пускай обман меня влечет по кругу
Но правды свет сквозь мрак всегда прорвется
Он, как костер, согреет в злую вьюгу.
И воссияет ярко, словно солнце!

18:33 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Иногда ты внезапно осознаёшь, что не знаком с первоисточником того, что тебе нравится. Я, к огромному моему стыду, не был знаком с основоположниками нуара - хотя безмерно люблю находить отсылки к нему в не-нуар произведениях. И если уж решать приобщаться - то с центральных произведений. Таким интернет и память назвали мне автора Дэшила Хэмметта и его книгу Мальтийский сокол.
Оно того стоило. Я по прежнему не люблю чистые детективы - без мистики,тайны за гранью логики, и всего подобного. Но в тоже время: плащ и шляпа, бутылка за ночь и непременная сигарета в зубах. Любовь - лишь ещё один инструмент для манипуляций.
В современном мире, современному мне этот глоток из 30-х годов оказался очень освежающ - среди людей нет чёрных и белых, ведь все кошки серы. Но в тоже время - есть большая разница между котом и кошкой. Мы - к добру или худу - стремительно забываем об этом. И напоминания полезны.
Я заглянул в другой, чужой мне мир. Я не буду жить в нем - но немало в нем прекрасного. И я знаю, что оно приживается и на почве моего мира.

19:03 

Везде можно найти что то прекрасное. И что то созвучное

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Солас: Неужели нет даже никакого движения за объединение Оразаммара и Кэл Шарока?
Варрик: Что с тобой, Смеюн? Почему тебя вдруг озаботила судьба гномов?
Солас: Как-то раз в Тени я увидел воспоминания человека, жившего в одиночестве на острове. Все его соплеменники умерли: кто-то от болезни, кого-то растерзали звери. Его жена скончалась при родах. Уцелел он один. Он мог бы попытаться выбраться, найти новую землю, новый народ. Но он остался. Каждый день он выходил на рыбалку в утлом судёнышке, а по ночам пил сидр и смотрел на звёзды.
Варрик: Ну, бывает и хуже.
Солас: Как можно радоваться жизни, заранее сдавшись и зная, что с тобой уйдет всё? Как можно не пытаться бороться?
Варрик: Наверное, всё зависит от качества сидра.
Солас: Наверное.
————
Солас: Выходит, тебя устраивает греться на солнышке, задумываясь о том, кем ты мог быть? Не пытаясь бороться?
Варрик: Ты все не так понимаешь, Смеюн. Это и есть борьба.
Солас: Безвольно принимать свою участь - это борьба?
Варрик: В твоей истории про рыбака, который смотрел на звезды... Ты считаешь, что он сдался, да?
Солас: Да.
Варрик: Но ведь он продолжал жить. Он всё потерял, но по-прежнему вставал по утра. Он добывал себе пищу, даже оставшись один. Таков мир. Ты строишь - он разрушает. Все, что у тебя есть, он когда-нибудь заберет. Все уходит. Выбор только в том, опустить ли руки в ожидании смерти или продолжать путь. Он продолжал путь. Если и можно достойно ответить миру, то только так.
Солас: Хорошо сказано. Возможно, я ошибался.

21:31 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Минутка теории заговоров: а что если во всех трех играх DA столь либеральная студия, как Bioware добавляла возможность выступать на стороне храмовников лишь по одной причине - с помощью системы ачивок устроить перепись тех, кто готов делать в игре не либеральный выбор - и в будущем предоставить эту информацию в качестве расстрельного списка?

17:09 

Немного книжного

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Закончил с «Поддай пару» Пратчетта. Очень интересные ощущения - в первую очередь не от самой книги даже, не от того, что в ней написано. А от того как. В голове сразу всплывают образы из фильмов: стремительно слетающая иллюзия, или стремительное увядание. Не имеет значение, что из этого. Просто ты помнишь, что было здесь ещё мгновенье назад. В каждой прорехе видишь то, что там было и чего больше нет.
Немного печальное ощущение, но в то же время... салют тем, кто держался, сражался до конца.
Тот, кто дарил улыбки, и образы, и мысли, и сны... лишь сейчас я, кажется, наконец решил сказать тебе : «прощай». И, конечно, «спасибо».

Ну и догоним размышления о чужих текстах рассказом «Лёд и пламя» от мастера-фантаста Бредбери. Как всегда, как положено и как и должно быть - фантастический пейзаж - лишь окружение. Сцена, или микроскоп - показать нам так, что бы мы увидели.
Большинство людей - мелкие и недалекие. Им нужно немного - немного для жизни, ещё меньше - для вражды. Борьба, желание обладать тем, что есть у другого - основа основ. Какова цена жизни? Чего стоит ее отнять? А сохранить, защитить? Изменится ли что-нибудь, если на всю жизнь тебе будет не век отпущен, а лишь неделя? Не 70 лет, а семь дней - и в каждом из них самой жизни, а не существования - куда меньше, чем у нас?
Мэтр говорит - нет. Не изменится ничего, все будет так же. Так же - и всегда найдутся те, кто встанут над толпой, вне толпы. Те, кто творят новое будущее.
Соглашаться с этим, или нет с каждый за два часа сможет выяснить сам.
Для меня - ответ не однозначен.

09:09 

Чайна Мьевилль. Кракен.

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Чайна Мьевилль. Кракен.
Как и все у него - забористая штука. Как канистра дождевой воды, смешанная с отработкой, ацетоном, чернилами из гелевых ручек и той дрянью, что ты нашел у дедушки в бутылке. И при том - кажется, сильнее всех прочих выдерживает каноны фентези - пусть мистического и городского, но тем не менее. Некоторые принципы напоминали мне Фрая -даром что у Фрая явно не течет по венам битое стекло.
Ктулу фхтагн, как говорится)

19:30 

О неверии и вере

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
О неверии и вере

Я в скорость не верю - лишь только в движенье
Стоишь, или движешься. Ты? Отраженье?
Неспешно? Быстрее? Все это не важно
Когда ты в грядущее смотришь отважно

В разлуку не верю - к чему эта мука?
Рожден одиноким - какая разлука?
Рождённый от ветра, промчишься как, вспышка
Покуда мы живы - к чему передышка?

И в бога не верю - к чему эти слухи?
Рассвет набираю в дрожащие руки,
Чтоб вам принести, чтоб рассветом умыться
И сбудется то, что обязано сбыться.

Я в дружбу не верю - лишь в крепость когорты,
Что все против нас сапогом будут стёрты.
Крепите щиты, мечи справно вострите
Покуда мы вместе, мы все - победитель.

Я в скуку не верю - смешная усталость,
Придётся признать, что ты жалкая малость
Не время привала! Вставай! За работу!
Из каменной флейты извлечь надо ноту.

Что? Смерть? В неё тоже, конечно, не верю.
Покуда есть молот всегда будут двери.
Для нас все пути - словно залы для танцев,
И кто в танцах круче отборных поганцев?

И страх. Верить в страх - вот большая ошибка
Его положение сказочно-зыбко.
Ему-то! Столкнуться с такими сердцами!
От страха он сам убежит к своей маме!

Любовь? Вот её охулять я не смею,
Коль страж ты её, избегут тебя змеи
Огонь не опалит, и воды забвенья
Не смоют с тебя ни крупинки везенья!

Я верю в движенье, и в ветер, и в руки
Что держат щиты отражая тень скуки.
Что двери к другим открываем сердцами
И там, за порогом, любовь будет с нами.

20:57 

Колыбельная

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Колыбельная

Спи, спи - напевают деревья так сладко
Ты увидишь во сне, что захочешь, так спи.
Дни, дни вдаль стремятся гривастой лошадкой
В ту страну где «ну около трёх» стало пи.

Спи, спи - мне твой сон моей жизни дороже
Ведь улыбка во сне озаряет уста
Ночь, ночь, сделай вид, что мы стали моложе
Мы уходим едва досчитаем до ста.

Спи, спи - прилетают коты, что на лапах
Принесли странный запах нездешних цветов
Рим, Рим вспоминает о будущих Папах
Мы с тобою одни из тех странных творцов.

Спи, спи. Пусть тебе мир любимый приснится
Благородство и разум творящие в такт
Свет, свет, озаряющий небо зарницей
Словно громом пульсирует сердце: так-так.

Спи, спи - пусть уже мы давненько не вместе
Я за счастье считаю твой сон охранять
Жизнь, жизнь нас учила: на утро воскреснем
До рассвета же нам остается мечтать

22:36 

А плодотворный сегодня день...

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным

Посвящение

 

Мой наркотик сильнее всех прочих

Я обманы по вене пускаю

Ткань иллюзий невинно-непрочных

Что подводит нас к самому краю

Вкус нездешних побед, эта сладость

Куда крепче видна опьяняет

И мне дарит постыдную радость

Только я другой в жизни не знаю

 

Обманусь, себе счастье пригрежу

Это право мое — ошибаться

Я с бумагой один и я брежу

Это до смерти сложно — остаться.

Не расстаться — по горлу осколки

И признанье срывается хрипом

Я все так же люблю. Но что толку?

Это все абстинентные трипы.

 

Мы приходим одни в миг рожденья

Словно тени блуждаем по жизни

Мы одни в это время прощенья

Что триумф уподобило тризне

Мы одни. И так, может быть, легче

Роют землю прозрачные кони

Мы одни. Устояли мы в сече

И мы вместе ушли от погони

 

И я верю, пускай это глупо

Пусть обман мою жизнь оплетает

За кромешною тьмой будет утро

Мою душу хоть кто-то узнает.


21:19 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Слагаю слова - зеркал осколки
Вечность по прежнему недостижима
С разбега плечом, но мало толка -
Стена этой жизни несокрушима

Что там, за стеной? Быть может вишни
Качают ветвями - в цвету, конечно!
Иль место там, где не буду лишним
Где разлуки нет, и где счастье вечно?

Слагаю стекло - и в крови все руки
Но так даже лучше - чернил в достатке!
Безмолвье выпьет любые звуки,
Любые мысли. Но что же в остатке?

Там, за стеной, различаю слово
Подобно той песне, что я не слышал
Подпеть бы ей - и то будет ново
Мы к чуду стремимся пока мы дышим

Слагаю цвета как осколки радуг
Что с неба мне опускали мостами
Бокал до краев - яд на дне сладок
Смертельно болен мечтами и снами.

Мир за стеной - словно сон о сказке
О счастье таком, что и в смерть не верит
И все, что надо - немного краски
Туда сбежать и плевать на потери

Узники, каждый в своей темнице
Кричим безмолвно от горя и боли.
Но верю я - когда то случится
Мы сложим витраж, как окно на волю.

19:20 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
В голове крутятся мысли.
Крутятся, в целом, вокруг одной фразы: "Мы рождаемся в одиночестве, живем в одиночестве и умираем в одиночестве."
Я бы добавил в нее - "Перерождаемся - тоже в одиночестве"
И после этого многое зазвучало иначе и обрело смысл.

01:20 

Если кто то захочет воспользоваться этим предложением, то честно постараюсь

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Оставившим здесь любой комментарий я выскажу всё, что я про них думаю, и как я их воспринимаю. Одно условие - создать такую же запись у себя на дайри и ответить всем желающим. (с)

Fairy tales of Sidhe of Unseelie Court

главная