• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:25 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным

12:50 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Вы ходите по охуенно тонкому
льду, мои друзья... И
когда он треснет, под ним вас будет ждать... (с)

непередаваемое ощущение, что цитата эта - про меня в последние дни. Бегу по очень тонкому льду, и есть все шансы не добежать... но остановиться - точно смерть...

16:34 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Оказалось, что я очень соскучился по прикладному составлению умеренно сложных функций в экселе...

09:34 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным

20:26 

Свалка интересного из учебных материалов

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным

14:43 

Немного не моего, а конкретно - Ладыженского

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Ибо хочется поделиться тем, что то и дело звучит внутри меня.

Восторженные речи? – пустяки.
Хулительные возгласы?! – пустое.
А что стихи?
По-прежнему стихи.
По-прежнему одни чего-то стоят.
И по ступеням
ритма,
не спеша,
С улыбкою к душе идет душа.

14:17 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Что делает студент, когда перед ним стоит серьезная комплексная учебная задача?
Правильно! Весеннюю уборку.

01:27 

Посвящение

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Единству места, времени и людей. Тому тихому прибежищу моего сердца, которое всегда дает силы подниматься после падения, вставать и идти.

Ночь распростерла шелковые крылья
Окном в несбыточное светится луна
Душа, что даже без вина пьяна,
Надеется, что сказка станет былью.

Течет ручьем полночный разговор,
Журчит игриво, стачивая камни...
Коль сам пришел - не спрашивай "Куда мне?"
Бери бокал и подключайся в спор.

И сумрачным, отрывистым виденьем
Открылась вдруг картина предо мной -
У каждого есть крылья за спиной,
Их наполняет ветер дуновеньем.

То дуновенье в миг сметает хлам,
Того, что вдруг внезапно стало пошлым,
Хотя еще в совсем недавнем прошлом
Для этого воздвигнул в сердце храм.

Так свет из глаз, разрезав сумрак дней
Внезапно отражается в улыбке
Пришедшей на часы. Пусть очень зыбки
Видения, ты готов идти за ней.

Златым клинком рассвет разносит дверь -
И конница врага уже у трона,
Пускай разбита наша оборона,
Мы не забудем эти ночи. Верь.

Зови. В любое время. Сквозь года,
Сквозь километры, горы, расстоянья,
Как будто не было былого расставанья -
В конце-концов, что значит - никогда?..

23:16 

А подниму-ка я старое-старое. То, на чем мой предыдущий период кончился

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Шутов не убивают.
запись создана: 07.03.2008 в 22:20

@темы: Сожженая тетрадь

15:29 

v2.5

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Я - соль земли, я - кость в скелете Рима,
Один из легиона, щит в стене.
Я верю в то, что зримо и не зримо,
И мудрость древних слов открыта мне.

Ты - цезарь, ты родился в легионе,
В нем ты играл, взрослел, окреп, подрос;
И в своей черед воссел на этом троне.
На счастье иль беду - вот в чем вопрос.

Сенат взыскует моего совета,
И он его получит - в том мой долг.
Рим перемелет императора-поэта -
Так из тебя в дальнейшем выйдет толк.

Сестра-любовница увиделась с богами,
Присутствует на всех пирах небес.
Страх вопрошает: что же будет с нами?
Не превратится ль мир наш в волчий лес?

И страх обрел наш плоть, прошел наружу,
Владеет он и Римом, и страной.
Вновь ночь без сна - сенатом я разбужен,
Советую, как обрести покой.

Хочу я просто жить и быть счастливым,
Ты этому мешаешь, значит, Гай,
Тебе пора исчезнуть под оливой
И перестать всех нас толкать на край.

Мы говорим лицом к лицу, с открытым сердцем,
И духом мы, и доблестью равны.
Друг другу раны посыпаем перцем,
И души, как клинки обнажены.

Я - человек, ты - кость что в горле Рима
Застряла. Но уже спешит хирург
Тебя извлечь. Пусть ненависть незрима,
Она вполне реальна, милый друг.

Тенями стали боги, зубы сжаты,
Кинжалы и мечи навострены.
Колосья твоей жизни жаждут жатвы,
И словно пахари идем с серпами мы.

Соль в волосах, белы костяшки пальцев
Сжимающих спасительный клинок.
Стою в стене богов, щитом для всех страдальцев.
И приговор исполнится в свой срок.

19:18 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Они говорят: лицензионный рынок ПК игр в России нерентабелен. Быть можнт, он бы таким не был, если бы было где покупать? Ибо сегодня решил для мамы ввиду приближающегося праздничка диск с игрой купить, но где уж там: из 4-х мест, где раньше оно было лишь в одном нашел я диски. Для консолей.

10:52 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Вчера смотрел последнего Миядзяки. Шикарно, замечательно, летно.
Но нашим актерам озвучки надо оторвать все, что можно и во все отверстия понапихать. Ибо чтение роли по слогам... тушите всех(

14:31 

Разговор Керейи с Калигулой.

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Я - соль земли, я - кость в скелете Рима,
Один из легиона, щит в стене.
Я верю в то, что зримо и не зримо,
И мудрость древних слов открыта мне.

Ты - цезарь, ты родился в легионе,
В нем ты играл, взрослел, окреп, подрос;
А в своей черед воссел на этом троне
И Риму громко клятвы произнес.

Сенат взыскует моего совета,
И он его получит - в том мой долг.
А ты неплох для императора-поэта,
И из тебя когда-то выйдет толк.

Сестра-любовница увиделась с богами;
Как будто мелочь. Но охватывает страх:
Род императора стоит в родне с волками.
Водобоязнь любой порушит Pax.

И страх наш обрел плоть, прошел наружу,
Владеет он и Римом, и страной.
И вот в ночи сенатом я разбужен,
Планирую как всем нам дать покой.

Хочу я просто жить и быть счастливым,
Ты этому мешаешь, значит, Гай ,
Тебе пора исчезнуть под оливой
И прекратить всех нас толкать на край.

Мы говорим лицом к лицу, с открытым сердцем,
И духом мы, и доблестью равны.
Друг другу раны посыпаем перцем,
И все же говорим с тобою мы.

Я - человек, ты - кость что в горле Рима
Застряла. Но уже спешит хирург
Тебя извлечь. Пусть ненависть незрима,
Она вполне реальна, милый друг.

Тенями стали боги, зубы сжаты,
Кинжалы и мечи навострены.
Колосья твоей жизни ждут лишь жатвы,
И словно пахари идем с серпами мы.

Я - соль земли, я - кость в скелете римском.
Я счаслив был. Когда-то славно жил.
Я ради торжества смирился с риском,
И, тебя свергнув, голову сложил.

15:03 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
ненавижу Фрейда. Всю жизнь мне испортил, жид пархатый. Месяц над его статьей чах, неделю конспектировал, а никому и не надо(
Но зато зачет по предмету имею.

21:22 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Забавно почти в ночи сидеть в универе. Внезапно, откуда не возьмись, появляется вай-фай, ну и все такое.
А почему я тут сижу? Правильно, потому, что пришло время, когда надо собрать в кулак волю и все подготовленные материалы и крутиться.

13:43 

Баллада Геликона

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
исправленный вариант, переписана первая строфа, кое-где подчищены отглагольные рифмы.

Тихо луком я хрущу и не капли не грущу,
Что отец мой-не патриций. Он попал бы к палачу.

Да, в Риме жизнь раба весьма занятна:
Сегодня ты с хозяйкой впал во грех,
На завтра же, от фаллоса свободный
Ты отдаешь себя кому угодно.
Моя судьба была не как у всех,
Я так скажу, чтоб стало вам понятно.
Я был рабом. Мне дал свободу Гай,
И я за ним готов идти на край.

Сладко луком я хрущу и учу крутить пращу.
Сможешь ты, друг-цезаренок, засадить тому хлыщу?

Не только в дар свободу, но и дружбу,
Ты преподнес мне, мой добрейший Гай.
И бывший раб вернейшим тихим псом
Стал за тобою. Охраняя сон,
Поклялся в верности. Мой бог, не забывай,
А я нести исправно буду службу.
И если жизнь отдать придется за тебя,
То я исполню долг, ни капли не скорбя.

Смачно луком я хрущу, мозг сенату полощу:
Если мы пропустим завтрак... этого вам не прощу.

Да, смерть сестры тебя затронула серьезно -
Отсутствовал три дня, вернулся не собой.
Тебе нужна луна, безумие иль вечность?
Тебе бы отдохнуть, набраться сил, прилечь, но
Тебя уже зовет к свершениям гобой.
Просить остановиться уже поздно.
Ну что же - без сомнений мчи вперед,
Посмотрим, что нам это принесет.

Молча луком я хрущу и патрициев учу:
Если ты его рассердишь он предаст тебя мечу.

Сегодня разговаривал с Керейей,
Но он меня не понял, я боюсь.
Презрел раба, порядочный и честный,
А заговор его не слишком интересный.
Я в стены твоего сознанья бьюсь:
Прислушайся! Он все таки посмеет!
Но ты остался глух к моим мольбам.
Чтож, да поможет бог-Юпитер нам.

Мрачно луком я хрущу и петлю ему кручу -
Что бы вы его убили... этого не допущу!

Послушай. Верь мне, друг, и я приду.
Вот только нож в спине слегка мешает.
Надеюсь, ты нашел свою луну,
Иначе все бесцельно. В общем, ну...
Коль моя воля что-нибудь решает,
Надеюсь послужить тебе в аду.
Ты дал мне жизнь, свободу подарил;
И я служил тебе, пока хватало сил.

Больше луком не хрущу. Только об одном грущу -
Вруг в Гадесе не найдемся? Позови меня, прошу.

12:35 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
04:30 

Два варианта ключа (и не только)

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Пустая комната. Бумага на столе.
Неровной чередой ложатся фразы.
И стыдно мне, что я не понял сразу,
Что за цена таится в серебре.

Не предавал. Ни разу не предал.
Был верен императору до гроба,
Но он меня, как мерзкого микроба
Отринул прочь - как будто не узнал.

Так что же, Гай, предательству черед
Настал. Теперь здесь все наоборот -
Боишься ты. Мы храбры, словно львы.

Приходит день, приходит грозный час.
История уже не позабудет нас...
Но не забудет и тебя, увы.


***


Иду в ночной блаженной тишине,
Плескает пиво в небольшом бочонке.
Немногое для счастья нужно мне -
Сигару заиметь и закрутить девчонку.

Легко шагать - при полной то луне!
Вот только знаешь - мне уже в печенке,
Что ты опять убился по херне.
А ну-ка - дай сюда свою ручонку.

О брат-артист! запомни, дуралей,
Проблемы разрешаются не сложно -
Возьми стакан, да водочки налей,

И мы с тобою скажем осторожно,
Что мир давно б загнулся без друзей.
Без них - никак. Ну, а с друзьями - можно.

12:47 

Рядом с вами

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
О, злое чудище, огромный черный зал -
Той бездне не наполниться словами.
И если бы я только раньше знал,
То никогда бы не стоял здесь с вами.

Все нервы вдрызг : здесь все обнажено,
Безумие владеет головами.
Я знал что будет трудно, больно, но
Я оказался все же рядом с вами.

Не прекращаясь действие идет,
Оно владеет мыслями и снами.
И может быть я круглый идиот,
Но, оказалось, все таки я с вами.

Вновь полон зал, и снова вспыхнул свет.
Как прежде, мы жонглируем словами.
И большей чести не было и нет,
Чем здесь стоять вплотную рядом с вами.

Здесь моя жизнь. На тысяче планет
Мы служим в самом светлом, верном храме,
И для меня другого места нет,
Чем здесь, на сцене. Вместе. Рядом с вами.

12:24 

И есть дары, которые нельзя принимать, если ты не в состоянии ответить… чем-то, столь же ценным
Причудливо тасуется колода
Событий, лиц, деяний. Ставка - жизнь.
Вновь позабыв, какое время года,
Один, навек безумец для народа.
Ты повторяешь сам себе: держись.

Нужна луна, безумие иль вечность.
Они изменят что-то? Может быть.
И ты решил отринуть человечность,
В насмешку над судьбой сыграть в беспечность...
В веревку для петли свивая нить.

Любовь и верность, честь и благородство -
Им цену ставишь росчерком пера.
И красотой становится уродство,
Труп жениха найдут на дне колодца,
Но все же продолжается игра.

Прошло три года - ты еще на троне.
Любой приказ исполнят мертвецы.
Ты веришь, Гай, никто тебя не тронет;
Пусть плачет Рим, пусть плачет он и стонет -
Живут там трусы, грязь и подлецы.

В тени олив идешь ты по дороге,
Калиги на ногах вздымают пыль.
Краснеет страшно - кровь? - вино на тоге.
Ты заговора ждал - и получил в итоге.
Но что в душе твоей - мечтанья или быль?

Луна почти твоя - ты этого хотел, друг?
Прости, но за отца я все таки спрошу.
Зачем его отнял от наших с мамой рук?
За что его убил, доставив столько мук?
Ответь же, не молчи - тебя прошу.

Тот список - ты спалил его я слышал?
Играя в бога пожалел врага.
Враг не исчез. Враг просто молча вышел:
Побить кота способны все же мыши,
Олень поднимет волка на рога.

Все больше мертвецов с тобою рядом,
Все меньше тех, кто верен был тебе.
Уже кинжалы пропитались ядом,
И тишина ночи вдруг обернулась адом.
Но рассмеялся ты в лицо судьбе.

Ты получил свои бессмертие и вечность.
На кладбище всегда достаточно луны.
История твоя уходит в бесконечность
Безумен ли ты был? Утратил человечность?
Тебя рассудят боги а не мы.

Fairy tales of Sidhe of Unseelie Court

главная